О Журавлиной Долине

Родятся новые леса и города, звери и птицы, травы и цветы. Лишь новые речки не родятся. А те, что родились и, являясь единственными и неповторимыми, текут перед нашим взором, будут жить вечно, по, крайней мере, в человеческой памяти. Все в мире рождается, продолжая свой род и вид. И я потомок основателя рода по прозвищу «Коханый» продолжаю наш РОД. Только не там где ОН был основан в «Журавлиной Долине» при впадении реки Свислочь в реку Березина, а в городе Москва. Но с годами всё сильнее тянет в родные места.

И мы с сестрой Клавдией строим заново родовой дом в «Журавлиной Долине» – в деревне Ленино Осиповичского района Могилёвской области на берегу реки Свислочь.

На речном берегу некрасивых деревень и городов нет, как и людей. И быть не может. Я всегда радовался за людей, живущих в деревне, стоящей на реке. Надречная деревня всегда счастлива. Речные люди никогда не могут быть усталыми и злыми, потому что река снимает с тебя раздражение одним своим прикосновением, словно ласковая матуля. Очарует тебя так, что часами сидишь на берегу, смотришь на текучую синь (кстати, город Осиповичи основан 140 лет назад на берегу речки Синяя. В народе её любовно называют Синька), и непонятно: в будущее ли она течет, в прошлое ли? Чувствуешь главное: течет сквозь тебя, делает тебя соучастником и прошедшего, и грядущего. Делает тебя бессмертным.

Особенно остро, почти физически ощущаешь себя плотью реки, плотью вечности, когда, опустив весла, покорно плывешь в низенькой лодке-плоскодонке туда, куда несет течение, и когда река широкая неохватная взглядом, такая, как Свислочь и Березина. Зелень неистовствует по обоим берегам, нависает над рекой, стараясь лишить ее небесного отражения и земного пространства. Но река сильнее. Об этом свидетельствуют рухнувшие в воду вековые дубы и сосны.

Река Свислочь впадает в Березину. Река Березина впадает в Днепр. Река Днепр впадает в Чёрное море. И далее могучий Океан. Все древние цивилизации рождались непременно на речных берегах. То, что все на земле смертно, человек понял умом, но сердцем он никогда не воспримет это хладнокровно. Смертны мы сами, смертны птицы и звери, деревья и травы. А река, текущая в вечность? Что чувствует человек, заметивший и осознавший, что река тоже смертна? Могу ли я представить, что вдруг исчезли река Москва? И москвичи остались без Москвы-реки. Нет.

У надречной деревни свой лексикон и своя речь. Люди устраивались на ее берегу основательно, в расчете на вечность реки, на ее верную службу хозяйству и душе. А какие сады. Как они сказочно цветут и плодоносят. Сад — это фундамент усадьбы и всей жизни.

Не зря в Америке поселенцы обязаны были в течение трёх лет посадить не менее 50 плодовых деревьев. Иначе у них отнимали участок земли. И жил в Америке человек – яблоневый сад, который приезжал за три года на новое поселение и в питомнике выращивал саженцы, которые потом продавал поселенцам. Третью часть своей жизни он пешком ходил по Америке и говорил людям о чудесах яблоневых садов. Недавно в Америке поняли, что супермаркеты с стандартизованными яблоками – это гибель не только яблонь, но и всех плодовых деревьев. Так как яблоня – их Праматерь. И они заново начали создавать яблоневые сады, предварительно закупив на их прародине в Казахстане (Алмата – Яблоневый Сад) дикорастущие яблони.

В нашем родовом саду – столетние яблони. Некоторые начали усыхать. Но пока жива хоть одна ветка на них – спилить усохшие яблони в саду не поднимается рука. Я уважаю старые яблони, как и китайцы, которые под каждый сук делают каменные подпорки. Очень бережно к царскому яблоневому саду относятся в Коломенском (Москва). Спилить усохшие яблони – это всё равно, что засыпать реку Свислочь, на берегу которой яблони были в цвету. И надеюсь, ещё долго будут.

Природа может родить речку только однажды. Все речки уже рождены и больше рождаться не будут. Цветущий и плодоносящий яблоневый сад Человек может посадить и вырастить тоже только однажды.

Давайте беречь и жалеть реки и речки, яблоневые сады, хлебные поля и всё живое.


Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Подписаться на комментарии к записи

4 комментария: О Журавлиной Долине

  1. О строительстве церкви в «Журавлиной долине»?!
    Недавно был в родовом доме в «Журавлиной долине». Центральная деревня называется Вязье. В ней находится сельсовет, правление колхоза «Авангард», клуб и школа. И въехав в деревню, неожиданно меня остановила какая – то неведомая сила, возле клуба и школы, которые стоят на берегу реки Свислочь. И как будто наяву возле школы я увидел прекраснейшую церковь во имя Первоверховного апостола Андрея Первозванного.
    Обращали ли вы братья и сестры внимание на то, что старинные храмы обычно возвышаются на пригорке – над рекой, как бы любуясь своим отражением в их водах? Русский человек издавна заботился о том, чтобы созданное им не вносило разлад в природу, не нарушало её красоту.
    Замечательную церковь Андрея Первозванного можно возвести на Свислочи в деревне Вязье. Не просто ещё одну церковь, а поэму из камня, которую можно будет сравнить с парусом (так как Андрей Первозванный покровитель военно-морского флота и военно-морской флаг называется Андреевским), несущимся по волнам истории реки Свислочь и всей «Журавлиной долины», гордым белым лебедем, невестой в подвенечной фате. Всякий будет её видеть и воспринимать по-своему. И пока она будет стоять на свислочско – осиповичской земле, люди будут любоваться этим чудом, стоящим на холме и отражающимся в водной глади Свислочи.
    А может это было не видение, а реальность, требующая воплощения в жизнь.

    Цитировать
  2. О типе храма во имя Андрея Первозванного в «Журавлиной Долине»!
    В предыдущем комментарии я сравнил церковь Андрея Первозванного на берегу реки Свислочь с парусом, несущимся по волнам истории реки Свислочь и всей «Журавлиной долины». Но меня не покидала мысль: а есть ли в русской православной храмовой архитектуре такие церкви. Моя соседка, бабушка Валя, давно просила меня свозить её к родственникам в город Углич Ярославской области.
    И вот вчера был в городе Углич. И опять какая-то неведомая сила направила мои стопы в церковь царевича Дмитрия на Крови. Оказывается, она относится к русскому типу храмов – «кораблей». Храм – «корабль» кубической формы, соединенный с колокольней прямоугольным зданием и внешне напоминает корабль.
    Вот Господь и дал ответ на вопрос: какую Церковь, в архитектурном смысле, нам строить в «Журавлиной Долине».

    Цитировать
  3. Православная подвижница!
    В начале июня, передавая свою книгу «Модель будущего» (посвящена Журавлиной долине) Историко-краеведческому музею г.Осиповичи Могилёвской области, познакомился с вновь назначенным директором Степановой (Козловской) Антониной Францевной. В недавнем – Председатель Дарагановского сельского совета.
    Говорили о содержании книги, Журавлиной долине и строительстве церкви во имя Первоверховного апостола Андрея Первозванного на берегу реки Свислочь. И Антонина Францевна, горячо поддержав строительство новой церкви, поведала историю из своей жизни.
    Однажды ей приснился сон, что именно Она должна возглавить строительство православной Церкви в селе Дараганово. А ведь она католичка. И Антонина Францевна перешла в православную веру, создала православную общину и по божьему промыслу чудо свершилось. Церковь построена, священник найден и в ней появилась частица мощей святителя Луки. Церковь никогда не пустует. Нравственная атмосфера в селе Дараганово и окрестных сёлах резко улучшилась. Люди стали больше трудиться и молиться.
    Спасибо, Антонина Францевна, за подвижнический труд и служение Православной Вере. Здоровья и успехов Вам во всех благих начинаниях.

    Цитировать
  4. Великий белорусский Садовод!
    Машеров Пётр Миронович осенью 1939 года определил судьбу сельского учителя Ивана Павловича Сикоры из деревни Малые Алашки на Шарковщине в Витебской области, так как авторитетная комиссия учёных, по его просьбе, вынесла заключение: сикоровский сад – явление исключительное, имеет большое, как научное, так и практическое значение. Так Иван Павлович стал научным руководителем Северного опорного пункта Белорусской плодоовощной станции в Малых Алашках.
    Далеко за пределами Беларуси наслышаны люди про сад Сикоры. Только около 200 новых сортов яблонь вывел Иван Павлович. Очень любил и лелеял учёный-садовод орехи фундуки, гордился, что они хорошо прижились и растут в его саду. Считал орехи хлебом будущего. Фундуковые кусты из его сада растут на могиле Михаила Пришвина, в саду Леонида Леонова.
    В 1966 году, на восемьдесят втором году жизни, не стало Ивана Павловича Сикоры. Но живёт его сад, богатое наследие, которое он оставил своим последователям.
    Великий садовод и учёный мечтал, чтобы садам Беларуси цвести и преумножаться.

    Цитировать

Добавить комментарий